Sinister Way

Lepht Anonym: «Что значит быть аддиктом»

Иногда замечаешь, что антинаркотическая пропаганда вызывает у людей скорее страх и отрицание, нежели понимание природы действия наркотиков.

Привожу здесь статью, как информацию из первых рук от достаточно здравомыслящего человека.

Оригинальный стиль сохранён — предложения начинаются с маленьких букв, неформальная лексика по возможности переведена.

SinisterWay

DISCLAIMER: мы ни в коем случае не призываем употреблять наркотики, и приводим этот текст исключительно в познавательных целях.

let's play q'n'a

от 04.08.2010 по посту в блоге Lepht (англ.)

некоторое количество людей IRL и в Сети спрашивали меня, как это — иметь наркотическую аддикцию. последний вопрос пришёл ко мне вчера — и поэтому я объясню. те кто пришли сюда ради кровавых подробностей — будьте свободны в выражении своего недовольства. собратья-аддикты — будьте свободны тоже, поскольку мой случай, вероятнее всего, вовсе не такой как ваш. я уверен, что у каждого всё происходит по-своему.

во-первых, хочу развенчать миф о том, что жизнь аддикта — это постоянная, лихорадочно-безумная отчаянная гонка за «следующей дозой». это определённо не так для всех нас, и, фактически, я не знаю ни одного для кого это было бы справедливо — даже для бездомных парней на улице, которые на деле вполне ничего, если ты выделишь немного времени, чтобы поговорить с ними и понять их. большинство из них принимают героин — который я НЕ принимаю, хотя этот препарат из того же семейства, что и мои. это — опиаты, к коим относятся морфин, фентанил, героин, опиум, дигидрокодеин (DHC) и кодеин. когда я не могу достать препараты надлежащего качества (что, дьявол побери, происходит практически всегда) — я существую на смеси препаратов с чёрного рынка, которые посоветовали знакомые, на чае из маковой соломки (т.е. прото-опиум), и на дрянных аптечных таблетках, состав которых усилен[1] парацетамолом.

я полностью отдаю себе отчёт в токсичности таких таблеток. в большинстве случаев — мне плевать (по причине того что лучше вообще об этом не думать) на почечную недостаточность, которая несомненно возникнет после 10-20 дней такой диеты. я также осознаю, что меня не допустят в списки на трансплантацию.

на физическом уровне, нужда в препарате, от которого человек зависит (не путайте зависимость с аддикцией — навязчивой потребностью, хотя мне бы приписали оба этих качества), практически такая же, как и нужда в любом другом веществе, которое необходимо нашему телу — от глюкозы до кислорода; и если резервы истощаются, ты уже не чувствуешь себя хорошо. это не такое чувство, как голод или жажда; однако, через какое-то время ты учишься распознавать симптомы (похожие на слабость при гриппе), и начинаешь просчитывать дозировки и время, чтобы избежать их. нужна пара дней, чтобы вся эта дрянь вышла из моей кровеносной системы, и ещё один день, прежде чем меня серьёзно вдолбает. если я хочу выйти из зависимости (мы обсудим это чуть ниже), должно пройти ещё дней шесть, прежде чем физические последствия отмены и потребность моего мозга в препарате пройдут.

таким образом, небольшая часть моей жизни посвящена расчёту дозировок на каждый день, поддержанию концентрации препарата в крови на постоянном уровне, уменьшению дозировки каждый следующий день чтобы замедлить рост толерантности, поиску собственно этой дряни, расчёту бюджета, и так далее. большинство этого я уже делаю на автомате. лично я считаю что финансовые потери (примерно такие же как и у среднестатистического курильщика, не говоря о том что я уже не курю и по паре пачек в неделю), стоят того, что я получаю. и это — облегчение.

опиаты отключают мою боль. не только боль в моей спине (с которой всё, в умеренной степени, хреново — небольшая боль постоянна, а в отдельные моменты она становится сильной), или другую физическую боль, но и ментальную боль в том числе. и поэтому я выгляжу таким конченным всё время; я конченный, в позитивном смысле. белый ореол опиоидного препарата противодействует туманной депрессивной ауре, которую несёт мир — вместе с моими обычными антидепрессантами. баланс этих аур означает приемлемое отношение к миру; без него — мир не особенно приятен. поэтому опиоиды называют Белым Ангелом, или Поцелуем Морфея: это помощь, для слабых и долбанутых вроде меня, которые несомненно в помощи нуждаются.

я ни в коем случае не подразумеваю, что это здоровый способ справиться с ситуацией; я не умственно здоровый человек, и почти все мои естественные защитные механизмы сломаны. мне приятно осознавать, что раньше, в Викторианскую эпоху, когда каждый идиот курил марихуану, а леди поголовно принимали лаунданум[2], меня бы приняли как нормального человека, с небольшими, в пределах нормы, проблемами здоровья, но не так как сейчас, когда я выгляжу в глазах других долбаным наркоманом.

так всё и идёт. я описал, чем это является для меня — и возможно для вас, если вы принимаете эту дрянь, чего я делать не советую. как я уже сказал — наркотики не занимают бо́льшую часть моих мыслей; у меня не бывает ночных кошмаров о том, что будет если у меня кончатся таблетки; я не трачу свои дни на то чтобы шататься по улицам в попытке купить дозу, не ширяюсь в подворотнях, не нападаю на прохожих ради денег. я просто принимю это дерьмо, чтобы справляться, и это одна из моих самых больших слабостей; другие слабости — высокомерие и финансовая безответственность. это — причина, по которой я хочу поправить людей, называющих меня «героем».

герои способны справляться сами. к примеру, Тесла мог это.

2010, Lepht Anonym

перевод SinisterWay


  1. имеются в виду, видимо, анестетики на основе кодеина с парацетамолом
  2. лаунданум — настойка опия